Роман Мадянов: «У меня нет ни гаража, ни машины» Печать

Татьяна Трушкова. Газета «Челябинский рабочий», 14 октября 2010 г.

Актера Романа Мадянова кинематограф любит с детства. Его отец был режиссером на телевидении, поэтому всегда брал Романа с собой, здесь его и заметили. Впервые он снялся в кино в небольшом эпизоде, когда ему было девять лет, а спустя два года уже играл одну из главных ролей ни у кого-нибудь, а в картине Георгия Данелия «Совсем пропащий» по произведению Марка Твена «Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна». Сейчас специально под Романа Мадянова сценаристы пишут роли. Пример тому — его сторож Павел Юрьевич в сериале «Гаражи».

— Роман, сейчас на Первом канале сейчас идет сериал, где вы играете одну из главных ролей, этакого Гомера, который рассказывает истории. Только вот пока непонятно: ваш герой — положительный или отрицательный персонаж?

— Это зрителям судить. В сериале вообще нет положительных или отрицательных героев. Каждый для себя делает определенные выводы. Мы вместе со сценаристом Алексеем Слаповским и режиссерами Сашей Жигалкиным и Юрочкой Кузьменко создали этот образ, а зритель уже будет делать выводы.

— А почему ваш герой, сторож Павел Юрьевич, иногда привирает?

— У человека разыгрывается фантазия, вот он и привирает. Он, может быть, специально это делает. Мой герой же видит, что собеседник хочет именно этого финала, поэтому он для него такой финал и делает. Чтобы потом сказать: «Нет, дорогой, было несколько иначе, чем ты думаешь». Поэтому в конце каждой истории человек делает для себя выводы, усваивает какой-то урок. Один — вернулся к жене, другой — закрыл тему расширения гаража, потому что понял, во что он может вляпаться. А какие-то вещи мой герой действительно мог забыть.

— Вы лично для себя сделали выводы из тех историй, которые рассказывает ваш герой?

— Безусловно, прежде всего сериал помогает разобраться в человеческих взаимоотношениях. Каждая история поучает с иронией. Мне вообще эта тема близка, поэтому Леша Слаповский и писал роль под меня. Для меня эта была огромная честь — по его произведениям я уже сыграл много ролей: два сезона «Участка», «Синдром Феникса», «Кожа саламандры».

— Лично ваша история там будет?

— Я надеюсь, что будет. Я не могу сказать, что она лично моя, моего персонажа, но будет одна серия, связанная с ним.

— Как вы относитесь к новой сетке вещания, которую ввел Первый канал?

— На мой взгляд, это странно — раз в неделю. У людей все-таки будет рассеяно внимание.

— В вашей жизни случались ли какие-то истории, связанные с гаражами?

— Я не автомобилист, поэтому с гаражами историй у меня нет. Есть только какие-то воспоминания о них. Старые гаражи потихоньку отмирают, мы попытались вернуть в сериал этот дух и ощущение. Гаражи всегда были территорией свободы, это были мужские клубы, где они не только ремонтировали машины, но и выпивали, делились друг с другом новостями. Этот дух, к сожалению, исчезает со временем, поэтому есть желание вернуть это ощущение братства. Мое единственное воспоминание о гаражах связано с детством: у нас были мопеды, и мы частенько с друзьями заезжали в гаражи, чтобы попросить совета, какой-нибудь инструмент или помощи с ремонтом.

— Получается, что в сериале вы впервые окунулись в гаражное братство, а что еще было для вас в новинку?

— Смокинг впервые надел. Это было, когда снимали сцену, где мой герой обучает родственника правилам этикета. В смокинге чувствовал себя превосходно, потому как нижняя его часть состояла из спортивных штанов и шлепанцев.

— А где нашли натуру для сериала?

— В разных местах: и в Филях, и в Кунцево, а также в диких гаражах под «Сити», где стоят небоскребы.

— Судя по вашей фильмографии, вы нечасто отказываетесь от ролей…

— Я не привык отказываться от работы. Нас так воспитывали, так учили. Я всегда любил много работать, хотя лентяй в меру. Всех денег не заработаешь и всего не сыграешь. Сейчас мне поступает огромное количество предложений, поэтому я выбираю. Появилась возможность не кидаться на все, что дают, а все-таки уже начинать разбираться в том, где тебе предлагают сниматься. И сейчас я очень часто отказываюсь от предлагаемых ролей.

— Отказываетесь прежде всего от чего?

— От того, что претило и претит. Участие в ситкомах, например. Во-первых, у меня уже не тот статус. Во-вторых, юмор на грани фола и ниже пояса мне неинтересен. Для драматического актера, если он хочет находиться, как говорится, по гамбургскому счету, в элите, не нужно опускаться вниз за деньгами. Я понимаю, что можно сняться и очень хорошие деньги за это получить, но потом ведь можно и не отмыться: тебя собственные коллеги перестанут уважать и будут абсолютно правы. Я считаю: когда достиг определенного статуса в профессии, нужно думать, на какую работу соглашаться, а от какой лучше отказаться. У меня есть возможность отказываться. Иногда даже приходится отказываться от полнометражного кино, которое навязло и является явной однодневкой или просто не мое.

Недавно мне принесли сценарий. Читаю — и понимаю, что он весь построен на южноукраинском говоре, который я слышу ежедневно, ежечасно. Даже когда включаю телевизор, слышу его от некоторых дикторов. Когда я учился в институте, у нас говор каленым железом выжигали. На курсе со мной учились два человека с говором — они не расставались с педагогом по сценической речи.

— Вы себя больше считаете актером кино или все-таки театральным?

— Театральным. Хотя и кино я тоже очень люблю. Театр нельзя заменить ничем. Театр в профессиональном плане — это проверка на вшивость твоих актерских данных, тебя как творческой единицы. Есть замечательные киноактеры, но они — полные нули в театре! Театр — это эксклюзивное искусство, в каком-то плане даже раритетное: ни один спектакль не повторяется дважды, даже если ты его играешь в тысячный раз. Каждый раз зритель приходит и видит эксклюзив!

— У вас был урожайный год в плане фильмов…

— Да, в этом году у меня много проектов. Я отработал у замечательного режиссера Юрия Грымова «Год белого слона» — он снял детскую сказку. Посмотрим, что получится. Я впервые с ним работаю. Снялся у Эдика Радзюкевича в полном метре в фильме «Все включено». Это будет комедия очень хорошего качества, и есть очень большие надежды на то, что многие фразы из фильма просто уйдут в народ. Продюсеры не пожалели денег, и это будет видно сразу. Комедия — это очень дорогостоящий жанр! У Тимура Бекмамбетова в «Выкрутасах» сыграл эпизодик.

— Как вам Милла Йовович?

— Абсолютно адекватный человек! Работяга! Причем пыталась и пытается в русских фильмах говорить на русском языке. Уважаю!

— У вас есть увлечение — рыбалка. Часто удается выбираться с удочкой на речку?

— Нечасто, но стараемся выбираться. Последний раз — в июле, когда был в отпуске: на Селигере рыбачил с друзьями.

— Вы сказали, что вы не автолюбитель. На чем вы тогда ездите?

— Владимир Васильевич Рябов — мой хороший замечательный друг. Мы дружим семьями, и он меня подвозит. Иногда — жена, у нее есть машина.

— У вас уже взрослый сын. Он пошел по вашим стопам?

— Нет, и не хочет. Пока он на распутье.

← Жизнь гаражная – то смешная, то страшная... Актер Роман Мадянов: «В нашей профессии все определяет случай» →
Расширения для Joomla
|